«Всегда был уверен, что до 33 лет можно заниматься ерундой»

«…Иногда я даже снимаюсь бесплатно у своих знакомых или у режиссеров, которые мне интересны…»

Кирилл Жандаров за свою десятилетнюю актерскую карьеру снялся в сорока фильмах и сериалах. А в прошлом году он установил своеобразный рекорд — снялся в 13 фильмах. Совсем недавно зрители Первого канала видели его телефильмах «Дорога в пустоту» и «Красавица», а скоро ожидается премьера сериала «Разведчицы».

О больших и маленьких ролях.

-Кирилл, вы успеваете между съемками домой заезжать?

-Успеваю, но ненадолго. Работы, слава богу, сейчас много.

-Ваши герои часто не отличаются благородством. Но от этого у вас поклонниц не убавляется…

— Я очень люблю играть отрицательных героев. К слову, абсолютно положительных людей не существует, и даже в хорошем герое я всегда стараюсь найти какую-нибудь гадость (смеется), чтобы она выскочила из человека и стало интересно за ним наблюдать.

— А еще режиссеры упорно вас воспринимают как красавца-мужчину, сердцееда…

— Вот это как раз заблуждение, потому что я больше характерный артист.

— У вас есть любимые роли?

— Я люблю свою работу независимо от величины и значимости роли. Вот скоро премьера 12-ти серийного телефильма «Разведчицы», где я сыграл лейтенанта Шапкина. Эта работа мне особо дорога. Может быть, потому что она мне трудно досталась. Режиссер долго решал, кого из трех претендентов выбрать, в результате остановил выбор на мне.

 — Кирилл, маленькие роли готовы играть?

— А я люблю эпизоды. Вообще я вывел формулу, что если в течение года играть одну главную роль и еще соглашаться на роли второго плана, охват зрителей, которые видят меня на экране и запоминают, намного больше, чем если соглашаться только на роли героев. Ведь сериал обычно снимается полгода, и за целый год можно сыграть, если, конечно, повезет, лишь две главные роли. Иногда я даже снимаюсь бесплатно у своих знакомых или у режиссеров, которые мне интересны. Например, Хотиненко сначала хотел снимать меня в «Достоевском», но в процессе работы обо мне забыли. Потом Нина Усатова напомнила режиссеру, но оказалось, что уже денег на гонорар нет. Хотиненко был очень удивлен, когда я сказал, что готов сняться бесплатно. Он спросил: «Как это?», а я ответил, что мне просто очень приятно с ним поработать. Кстати, с этого эпизода начинается фильм, и в нем меня увидело гораздо большее количество зрителей, чем в какой-нибудь большой роли в сериале, запущенном не на центральном канале. Так же было и в «Белой гвардии». Позвонил Сергей Снежкин и предложил сыграть прапорщика Страшкевича. Из всех моих съемок осталось четыре минуты экранного времени, но для меня важна компания, которая окружала в сцене — Бондарчук, Вдовиченков, Верник.

О сериалах

— Как вы относитесь к сериалам?

— Пришел к выводу, что сегодня многие сериалы лучше и качественнее, чем большое кино. Например, в фильме «Полярный рейс», где мы снимались с Егором Бероевым, поначалу для меня выписана вторая мужская роль. Но на выходе картину так порезали, что эта роль сократилась до нескольких сцен. В результате понять что-то о моем персонаже просто невозможно. А в сериале есть время прожить вместе с героем массу событий. Слепить его характер.

— Что у вас сейчас на выходе?

— «Исключение из правил» — полнометражный фильм, артхаусная драма . Эта история женщины, которая попадает в Москву. Потом семейная история «Давай поцелуемся». Скоро выйдет и сериал «Простая жизнь». Там у меня отрицательная роль, но в процессе съемок мне разрешили творить. Мой герой — депутат, который вроде бы любит свою семью. А на самом деле использует ее для создания имиджа семьянина. Я играл не просто циничного человека, я играл драму. Мне, кстати, разрешили в кадре даже дурачиться, в результате получилось, что в драматической истории появились комедийные нотки. Вообще, ничего не придумывать на площадке — это для меня просто скука смертная!

 Травматичные съемки

 — В прошлом году перед показом фильма «Служу Советскому Союзу» разразился скандал — фронтовики требовали не показывать фильм по ТВ. А там у вас ключевая роль. Как относитесь к этой работе?

gallery_577— Этот фильм очень важен для меня. И роль очень глубокая. Мой герой убивает любимую женщину по приказу военного начальства, но тем самым уничтожает самого себя. Но если бы видели, что там было до монтажа! В этом фильме тоже многое из отснятого не вошло в окончательный вариант. Кстати, эти съемки и сами оказались для меня травматичными. Во время работы над сценой, когда мой герой расстреливает героиню Нонны Гришаевой, я умудрился сломать ногу. Вернее, получил трещину. Эпизод снимался поздней осенью. Я садился в лодку, вытряхивал содержимое сумки героини, находил томик стихов ее мужа, которого она преданно любила и кричать. Лодка почти полностью наполнилась ледяной водой, и когда я из нее вылезал, между камнями повредил себе лодыжку. А на следующий день у меня была съемка в фильме «Исключение из правил». Моя нога дико распухла, но наложить гипс не могли, потому что мой герой должен был быть в обуви. Так, что ногу просто сильно забинтовали. К тому же в холодной воде я так много и сильно орал, что сорвал голос. И отправился на другие съемки совершенно охрипший. Правда, режиссер утешил, сказав, что это и к лучшему, похоже, что голос моего героя сипит от волнения.

 Работа с Гай Германикой

— Как вам сотрудничество с Валерией Гай Германикой в нашумевшем сериале «Краткий курс счастливой жизни»? Эта работа что-то дала вам, может быть, даже что-то поломала?

— Поломала. Изначально я там не хотел сниматься, потому что был занят в другом проекте. Меня ждали месяц. Видимо, для Валерии я был принципиально важен, за что ей огромное спасибо. В первый съемочный день абсолютно не понимал, что делать, что режиссер от меня хочет. И в результате, в первой серии я ужасно выбиваюсь из стилистики фильма. Но Германика сломала мое представление о том, что на площадке есть режиссер и актер. На самом деле есть человек и человек, и они выстраивают свои взаимоотношения. И оказывается, с режиссером можно работать не по принципу «начальник — подчиненный», а можно работать на равных, как соавторы. И отдача у актеров от этого очень высокая. Если через пару съемочных дней актер оказывается с Германикой на одной волне и она начинает ему доверять, тогда она «отпускает» его, дает ему возможность творить самому.

Мои родные

— Вы в отличие от многих своих коллег не уехали в Москву. Что вас держит в Петербурге?

— Мой дом, мои родные. Это то, ради чего я работаю, порой в мыле. Когда дома все хорошо, то и в жизни хорошо. Раньше я выбирал карьеру, а сейчас даже пришлось отказаться от длительного проекта в Киеве, потому что не хочу надолго оставлять своих близких. Здесь у меня надежный тыл. Для меня важно, что всегда рядом есть брат и мама. Еще здесь у меня невеста. Ее зовут Мария Валешная, она тоже актриса. А мой дом — это моя квартира, правда, пока съемная. Но там собраны дорогие сердцу мелочи и вещи. Например, кусочки постеров и автографы знаменитостей. Есть там и огромная коллекция blu-ray дисков, где собраны все мои любимые фильмы.

— Кирилл, расскажите, а как вы с Марией познакомились?

— Шли съемки фильма «Исключение из правил». Мне там долго не могли найти жену буквально для одного эпизода. И вот как-то прихожу на примерку костюмов, а режиссер Ира Волкова говорит: «Мы нашли тебе жену — это Мария Валешная». Позже, когда начались съемки сериала «Дорога в пустоту», я предложил режиссеру Анне Гресь на главную роль Светлану Смирнову-Марцинкевич, а на роль возлюбленной моего героя — Машу Валешную.

— Когда в дом приходит женщина, она, как правило, приносит с собой свои правила. Как у вас?

— У нас все не так. Маша даже готовит то, что я люблю, хотя некоторые блюда не в ее вкусе. Я ее спрашиваю: «Зачем ты это готовишь, если не любишь?» . Она отвечает: «Но это любишь ты». Например, Маша не любит морепродукты. Но у нас в холодильнике всегда есть креветки, потому что я их обожаю. И я очень ценю это.

— 30 лет для вас своеобразный рубеж?

— Знаете, я всегда был уверен, что до 33 лет можно заниматься ерундой, а потом надо взяться за ум и что-то сделать. Но сейчас я понимаю, что я уже взялся за ум. Меня как-будто пару лет назад подменили. Произошло резкое взросление. Меня больше тянет домой, да и в киношной профессии большие сдвиги — я уже научился выбирать проекты, что-то придумывать, привносить в роль что-то свое. Так что через три года все окончательно встанет на свои места, в этом я уже абсолютно уверен. 

Комментарии запрещены.